Алексей Самойлович

Неполноценный референдум или полноценный фарс?

На просторах великой Каталонии снова волнения и мечты о великодержавности. Мечтающие о самостоятельности каталонцы выходят на улицы, чтобы заявить о желании стать свободными. Однако в очередной раз референдум заканчивается пустым сотрясанием воздуха.

Беда Каталонии в том, что все ее мечты, голосования и волеизъявления обречены на провал. Несмотря на то, что область имеет определенную автономию и ряд свобод в рамках королевства Испании, у региона нет права отделяться. Законами Испании оговорено, что решение об отделении части страны может быть принято только на общеиспанском референдуме, а основная масса испанцев против разделения страны.

Все началось еще в давние века: если и не при царе Горохе, то как минимум при короле Филиппе V. В 1714 году Каталония перестала быть частью Арагонской короны и присоединилась к испанскому государству. С этого момента и начинается отсчет трехвековой борьбы каталонцев за свободу и независимость. Националисты вспоминают о прелестях древней конституции и мифических свободах, дарованных короной Арагона разрозненным племенам ради объединения их под своим началом.

Некоторые борцы за отделение ориентируются на древние легенды, былины и другие образцы устного творчества, воспевавшие в веках жгучую любовь к свободе каталонского народа.

Испания — не единственная страна, от которой хочет отделиться Каталония. По мнению сторонников автономии, территория Каталонии должна охватить и часть департамента Восточные Пиренеи во Франции. Самые радикальные сепаратисты стремятся отвести под флаг Каталонии вообще все регионы, где хоть немного говорят на каталанском языке.

Во все времена сепаратизм в политике любой части мира был словом ругательным, а сторонников отделения ждали наказания разной степени тяжести. Когда к власти в Испании пришел генерал Франко, желающих отделиться либо расстреливали, либо убеждали не искать самостоятельности другими жестокими методами. Однако эти методы, как часто бывает, породили совершенно противоположный эффект, способствовали повышению популярности и ценности идей сторонников автономии в широких массах.

Со временем гуманность все-таки победила радикализм, и над землями свободолюбивой Каталонии воссиял первый лучик надежды: в 1979 году территория получила статус автономии. Каталанский язык признали вторым официальным в регионе, автономная область приобрела право получать и распределять все местные налоги и половину центральных, собранных в регионе. Речь идет об очень приличных суммах: ведь столица Каталонии — знаменитая на весь мир Барселона, центр туризма и сверхприбылей.

Однако ни новый статус, ни поблажки, ни льготы, ни налоговые отчисления не помогли каталонцам забыть о мечтах о свободе. Они пошли на уступки? Значит, они слабы! Сплотимся, братья, и сломаем спину проклятым угнетателям! Все на референдум!

При всей красоте и силе слова «референдум», на каталонской территории оно всегда значило мало. Испанские законы четко сообщают, что референдум в отдельно взятой области Испании невозможен. Подобное волеизъявление может проходить только в масштабах всей страны.

Однако сторонники отделения с фантастической упертостью стремятся именно к референдуму, и готовы проводить его любой ценой, несмотря на запреты самых высших инстанций, вплоть до Конституционного суда.

Почему каталонцы требуют референдума, результаты которого все равно будут нелигитимны — огромная загадка. Однако лидеры «отделенцев» снова и снова твердят про референдум. С такой же настойчивостью каталонские мулы тянут повозки по горам или, наоборот, упираются конечностями в красный камень испанской земли. Вместе победим!

Фото РИА Новости

В 2009—2010 годах по Каталонии прокатилась волна референдумов-голосований. В разных районах, с разными результатами (порядка 90% проголосовавших высказывались за отделение) — но одинаково неправомочных.

11 сентября 2012 года каталонцы вышли на колоссальную манифестацию «Каталония — новое государство Европы» — более полутора миллионов человек, при том, что все население региона чуть больше семи миллионов. Еврокомиссия неоднократно напоминала: если новая страна появилась путем разделения государства-члена Евросоюза, такое новообразование автоматически лишается членства в ЕС, хотя далее может попытаться войти в Евросоюз на общих правах.

Спустя год, в сентябре 2013 года, правительство Испании в очередной раз отказало Каталонии в референдуме, и борцы за свободу выстроились в живую цепь длиной 400 км — представляете, несколько сотен тысяч человек бросили свои дела, надели цвета родного флага и встали в ряд, желая таким образом показать свою решительность.

Фото BBC

9 ноября 2014 года в желто-красно-синем механизме что-то сломалось, и вместо референдума каталонцы устроили опрос граждан об отделении, однако осенью 2017 года все вернулось на свои места: 1 октября объявили днем референдума, главным вопросом которого стал «Хотите ли вы, чтобы Каталония была независимым государством в форме республики?».

Консервативная пресса Испании открыто назвала инициативу Каталонии попыткой государственного переворота. Правительство Испании и прокуратура Каталонии неоднократно заявляли о незаконности намеченного референдума, и обещали, что органы правопорядка не допустят его проведения. Большинство участков были взяты под контроль, наиболее активных политиков арестовали. Изымались урны и бюллетени для голосования. Веселые игры в народовластие закончились, пришло время вспомнить о законах.

Конечно, защищая закон, нельзя допускать полицейского насилия. Пятьсот человек с травмами разной степени тяжести — таков печальный итог стычек на улицах. Властям, хотят они этого или нет, нельзя реагировать на провокации и проявление агрессии со стороны простых граждан.

О том, чтобы проследить за честностью голосования, не было и речи. Власти Каталонии объявили жителям, что голосовать они могут на любом участке, а если не хватает бюллетеней, то их можно принести из дома. Многие избирательные урны стояли не в помещениях, а прямо на улицах. Был даже создан сайт для онлайн-голосования. Да о таких выборах политики всего мира могут только мечтать! Да, мечтать — ведь рассматривать полученный результат всерьез уж точно не приходится. Даже большинство каталонцев (60%) признают, что такой референдум не является легитимным и не может иметь каких-либо юридических последствий.

«Этот референдум — фарс, который проходит без надлежащего обеспечения избирательных участков, без конвертов, без комиссий, без списков избирателей, но с распечатанными и заранее заполненными бюллетенями, которые они приносят из дома», — цитирует РИА Новости слова представителя испанского правительства в Каталонии Энрика Мелло.

Интересно, что, скажем, референдум Шотландии об отделении или голосование британцев за брексит все мировое сообщество восприняло предельно серьезно, назвав эти события весьма значащими для политической жизни Европы и всей планеты. Увы, каталонцы так и не смогли снискать подобного уважения. Борьба, которая заканчивается гарантированным проигрышем, ассоциируются скорее не с демократией, а с аккуратным театрализованным бунтом, заранее обреченным на неудачу. Как драка возле травмпункта: вроде бы война, но пути отступления продуманы заранее, и оттого исчезает главное - искренность и готовность погибнуть за идею. Какой бы светлой или важной она ни казалась.

У каталонцев, однако, остается еще одна надежда: что их очередной демонстративный проигрыш, подчеркнутый жестокостью испанской полиции, найдет поддержку в сердцах мировых политиков. При таком повороте проходной неудачный дебют может превратиться в продуманный и успешный гамбит.