Дарья Сиротина

Выпить за одним столом с Бетховеном

Вена — единственная из европейских столиц, где виноградники расположены прямо в черте города и где при этом виноград выращивают в промышленных количествах. Идиллические холмистые пейзажи, маковки церквей, уютные мощеные улочки и бесчисленное множество ресторанов и таверн — прогулка по винным окрестностям Вены может стать отличным планом для воскресного дня.

Гринцинг — так называется район, куда мы с вами сегодня отправляемся. Это 19 округ Вены, расположенный примерно в 15-20 минутах езды от центра на машине. Пейзажи и архитектура тут совершенно не напоминают привычные имперские венские черты, а говорят скорее о провинциальной, сельской Австрии или о ее маленьких городках.

Если вы устали от венского пафоса и обилия туристов (что со мной, к слову, случается регулярно), то я вам очень советую выбраться в Гринцинг. Это один из самых престижных районов города, в застройке которого много элегантных дорогих вилл, в том числе и исторических. Многие из них заняты сейчас посольствами. Именно в Гринцинге жили в свое время Бетховен, отправленный сюда врачами в надежде, что местный свежий воздух вернет гению покидающий его слух, или Эйнштейн, проведший здесь четыре года.

С центром Вены район соединен трамвайной линией — 38 маршрут привезет вас сюда. Мне кажется, что в городах, где есть трамвай, больше шарма, чем в тех, где его нет. Я очарована трамваями Будапешта, Милана, Вены, влюблена в исторические трамваи Мельбурна, Стамбула и Лиссабона и очень-очень хочу однажды прокатиться на знаменитом трамвае в Сан-Франциско. Может быть оттого, что именно трамвай был главным видом общественного транспорта в моем детстве? За годы жизни в Москве я на трамвае, по-моему, не каталась ни разу.

В Гринцинге похоронен Густав Малер. Великий композитор и дирижер, тот, кому Вена обязана процветанием одного из главных своих символов, знаменитой Венской оперы, завещал быть похороненным именно здесь. На его надгробии, найти которое на небольшом и очаровательном кладбище легко с помощью карты у входа, нет ничего, кроме имени и фамилии. «Те, кто придут ко мне, знают, кем я был, а другим и знать не надо,» — такова была воля Малера. На его похоронах о нем не было сказано ни одного слова и не прозвучало ни одного музыкального звука, но хоронить композитора и дирижера собрались сотни людей.  Вы, думаю, знаете о том, что именно Малер развернул дирижера от публики к оркестру (можете себе представить, как можно дирижировать, стоя к музыкантам спиной?) и запретил пускать в зал опоздавших. Малеру же опера обязана погружением исполнителей в свои роли (он запретил солистам шляться по сцене и разговаривать между партиями), да и вообще тем обликом современного театра, который нам привычен и знаком.

Вот так выглядят типичные хойригеры (заведения, где можно попробовать молодое вино). Непросто представить, что вся эта деревенская идиллия имеет место в каких-то двадцати минутах езды от центра одной из самых роскошных европейских столиц. 

Сезон в хойригерах открывается в конце марта-начале апреля; работает большинство заведений и в воскресенье, что для Вены редкость, с полудня и до позднего вечера. «Вся Вена веселится, и здешние немцы вечно веселятся. Но веселятся немцы, как известно, скучно: пьют пиво и сидят за деревянными столами под каштанами — вот и все тут,» — писал скучавший в Австрии Гоголь. В случае Гринцинга, правда, придется Гоголя поправить — пьют тут не пиво, а вино.

Венское вино называется Гемиштер Затц и представляет собой контролируемое по происхождению наименование (DAC), что подразумевает выращивание вместе на венских виноградниках трех сортов белого винограда, причем доля одного сорта не должна быть больше 50%. Почва в этой части города богата известняком, что делает ее подходящей для произрастания таких сортов как рислинг, вайсбургундер и траминер. Исторически они выращивались все вместе, вперемешку с другими сортами; разница во времени сбора обеспечивала производителям стабильность урожая и берегла от откровенно неудачных годов. В последние годы венское вино потихоньку начинает перерастать масштаб венских наливаек, не в последнюю очередь благодаря Францу Майеру, самому крупному виноделу Вены, чье вино, кстати, можно найти и в России.

Мой маршрут, начинавшийся от кладбища (Grinzinger Friedhof), через весь Гинцинг, по его главной улице, Гринцингерштрассе (Grinzingerstrasse), привел меня к площади Пфаррплатц (Pfarrplatz). Чем она известна? Ну во-первых тем, что тут жил Бетховен — вон в тех белых домиках в правой стороне кадра, где сейчас размещается винодельческое хозяйство Mayer am Pfarrplatz. Первое здание на этом месте появилось еще в 12 веке; оконные проемы и порталы, несмотря на многовековую жизнь и многочисленные реконструкции, сохранились неизменными с 14 века. Во второй половине века девятнадцатого к зданию пристроили просторную веранду.

В летнее время обедать можно в саду. За оградой — красивый вид на Дунай и Вену. Место под липой считается любимым местом Бетховена.

Больше о Вене можно прочитать в Дашином блоге.